Текст #000837

 

Может быть, это попервоначалу и смутило некоторых судивших о фильме чисто внешне, применительно к привычке обходить то острое, противоречивое, с которым всегда «меряется силами» подлинный художник?

Фильм поэтический? Романтический? Да, это почерк Ильенко. Но сколько нового в знакомом почерке! «Вдруг» пришла в фильм какая-то новая способность прочтения правды, вполне реалистической, конкретно-исторической правды. Вдруг сближаются с нами, берут нас за душу не символы извечного зла и извечного добра, не только магические ощущения природы, а очень житейская, большая семья Звонарей, их всяческие беды при панских порядках, до воссоединения, и их радость вызволения, а потом годы войны, испытания бандеровщиной, трагический раскол семьи, когда брат пошел на брата...

Историческое время было тогда крайне уплотнено, уроки жизни суровы, людские характеры и закалялись и переламывались, освещались то одним, то другим светом, и та новая способность Ильенко, о которой сказано выше, только она позволила ему не дать подмять себя сложному материалу, добыть из этой сложности убедительный, художественный вывод. Этот вывод — в подлинном гимне воссоединению Украины, в том гимне социалистической жизни, которым органически пронизан фильм. И этот вывод — в убедительном, художественном приговоре бандеровщине. Фильм обрушивается не только на контрреволюционное украинское националистическое охвостье — впечатляющий, синтетический образ красного трактора, соединившего судьбы русского солдата и украинского горца-селянина, воюет со всяким национализмом, этой затяжной бедой человечества...

Но что же это за счастливая способность, так помогшая художнику? Мы часто произносим слова «классовый подход к явлениям», но не всегда до конца отдаем себе отчет в том, как плодотворен для художника, для подлинного искусства этот подход; это не то, что «кому-то» нужно, это не принцип угождения господствующей точке зрения, нет, классовый подход органически нужен художнику, который хочет быть по-настоящему смелым, который берется за сложное, которому претят и схематизм и субъективный произвол в трактовке жизни, истории... Как бы выхватив из самой жизни пеструю галерею лиц — от многодетного крестьянина-бедняка Леся Звонаря (отличная актерская работа А. Плотникова!) до румынского кулака и жандарма, от сельского попа до гулящей женщины, от тружеников сплава до малых ребят с удивительными задатками, — так сердечно показав веселое, самоотверженное жизнелюбие советского воина и не скрыв сильных характеров в людях, оказавшихся по ту сторону баррикады, создатели картины именно с помощью классового «ключа» — и это подчеркивает сам Ильенко — сумели дать правдивую, существенную характеристику связей, отношений между людьми, понять, объяснить их непростые судьбы...

И что, может быть, самое главное: этим ключом открылась возможность органически слить в фильме правду красоты жизни и правду борьбы. Разве не приходят нам на память картины, где есть служение красоте, но красоте немощной, так как оторвана она от реальной борьбы, утверждающей прекрасное в грешной нашей жизни! И разве, с другой стороны, не помним мы фильмов, желающих служить борьбе, сильнее или слабее раскрывающих борьбу, но как бы обескрыленных, излишне заземленных тем, что они чужды откровениям красоты?

Но ведь человек — это единое вместилище правды справедливой социальной борьбы и правды красоты, и именно к таким людям, к такому идеалу тянется Ильенко в своем новом фильме, видя залоги его в здоровых народных корнях, в чистоте помыслов юных Звонарей, в бескомпромиссном приходе самого ясного и энергичного из братьев к коммунистам, в радостном повзрослении уже при Советах первого в роду Звонарей народного интеллигента. Недорогие проститутки здесь взгляните

 

Вернуться назад